На главную страницу Темы рисунков Статьи Миниатюры Комментарии Указатели

Комментарий к статье 12 (16). Пgрвоначалныg с начала вhка цари...

Онсом ханъ,

В других сибирских летописных источниках именуется Оном, Иваном. От хана Она (Ивана) пошел «Тайбугин род», названный так, согласно родословию Сибирских ханов до Кучума по Есиповской и Строгановской летописям, по имени сына Она Тайбуги (см. комментарий к статье Ъ), а по Ремезовскому «Описанию о Сибирских народах» - внука Она сына Иртышака. Относительно происхождения этого Он-хана существует несколько точек зрения. Г.Ф. Миллер предполагает, как ему кажется, следуя за Ремезовым, что «Он или Онсом-хан и Иртышак (см. комментарий к статье Ъ - Е.Д.-С., В.А.) были князьями в Сибири и владели одновременно один на Ишиме, а другой на Иртыше, а может быть, один наследовал другому. Их правление нужно относить ко времени великого Чингис-хана». Другая точка зрения была сформулирована И.Б. Фишером в его «Истории Сибирской» (Спб., 1774), который и связал это имя со знаменитым Унк-ханом (Ван-ханом) кераитским и, таким образом, родоначальника «Тайбугина рода» поместил в эпоху Чингисхана. Третья точка зрения изложена А.Х. Лербером в его «Исследовании, служащем к объяснению древней Русской истории» (Спб., 1819. С. 56-75). Автор предполагал, что в этом родословии надо искать исторических лиц и под именем Она выводит Бик-Конды-Оглана, чингизида, предка Ибака - деда царя Кучума; Чингисхана принимает за хана Едигея. Все эти точки зрения были известны Н.М. Карамзину, но он ни к одной из них не присоединился (История государства Российского. - Т. IX. - Прим. 644). В конце 60-х гг. прошлого века В.В. Вельяминов-Зернов, опроверг точку зрения Лерберга и предположил, что «род Тайбугин был простой род князей Татарских, утвердивший свою власть на берегах Иртыша», но был достаточно знатным и влиятельным при предках Ибака, потомках Шейбани, сына Джучиева, властвовавших в местах Тюменских и Сибирских» (Исследование о Касимовских царях и царевичах. - Ч. 2. - С. 386-392). Кандидатуру Он-хана Вельяминов-Зернов в качестве родоначальника рода не обсуждает, так как считает его собственно «Шибаном, сыном Джучи», внуком Чингисхана. С.В. Бахрушин, присоединяясь к точке зрения Фишера, считает, что все хронологические несоответствия родословной росписи можно объяснить номинальным значением Ван-хана для конкретного рода, имевшего его в качестве «эпического» родоначальника; отождествление Он-хана с Ван-ханом кераитским объясняет и двойную транскрипцию его имени в Сибирских летописях: Он-Иван (Миллер Г.Ф. История Сибири. - С. 475). В комментируемой статье, пересказывая устное предание ишимских татар, С.У. Ремезов называет их родовых предков царями, «первоначальными с начала века», а о сыне Онсома Иртышаке сообщает, что его «Чингыз царь Тюменской войною преодоле». Реплика Ремезова «Чингыз» - «Тюменской», на первый взгляд как бы разрушает связь этих древних князей с Чингисханом, но, поскольку он передает при этом устный «рассказ» одного из потомков ишимских татар, то у последнего «чингизидов род» всегда соединялся с Тюменью. «Чингиз царь» легенды вполне может соответствовать историческому Чингисхану. Статья «Истории Сибирской» получает дополнительное подтверждение в ремезовском «Описании о Сибирских народах», где он помещает подробное родословие татар ишимских, ведущих свое происхождение от Онсома-хана. Родословие известно в переложе-нии И. Черепанова; мы уже не раз отмечали, что последний, хотя и поновляет его язык, редко отходит от смысла своего «протографа». Впрочем, там, где у Черепанова появляется дополнительно иной источник, трудно гарантировать, что представленный им текст не есть его собственная композиция. Помещаем здесь первую часть его родословия. По нашему мнению, источников для исправления Ремезова у Черепанова здесь не было и текст первой половины этого предания до появления Тайбуги близок ремезовскому. В нашей реконструкции мы позволяем себе несколько нарушить логику распо-ложения ремезовского материала у Черепанова, соединив разрозненные куски вместе; пропуски некоторых авторских ре-марок Черепанова всегда обозначаются многоточием:
« Ссылается Ремезов на древние татарские истории и пишет он, что те татарские истории возвеща-ют о великом хане Татаре, иже первой обретеся в Сибире, с спящею женою, на высоком Холму, еже ныне называют Красной яр, где потом построен город Красноярск. Но как он от сна пробудился и в немалом смущении и изумлении с женою своею был. В то время пришел к нему молодой человек и рассказал ему о будущем добром тут житью, да при-том показывал, как зверей и рыбу ловить. А о родственниках своих всегда чрез сон свой имел уведомление. Родилось же от него сынов и дочерей, и от них детей умножилось до двухсот, тогда умре. По нем сын его Казылтин царствовал, при нем родилось 140 человек и умер. По нем брат его Даметей царствовал дотоль, что при нем родилось 230 человек, умре. По сем сын Казылтинов Юваш, при нем родилось 100 человек.
Той Юваш проведал в блискости своих жилищ некоторой род людей, и на них стал вооружаться и под-готовляти оружия и пращи. А военных людей собрал до трех сот человек, но оне воевать не пожелали и его не послуша-лись, но разошлись по разным странам всей Сибири. А с Ювашем на Холме осталось только шесть семей и склонных к нему двое, однако ж его царем почитали. И по сем родилось 20 человек, и умре.
По нем щитают десять ханов до Чингис хана тюменского, бывших один после другого, а именно: Юва-шев сын Ишим, по нем Ишимов сын Мамет, Маметев сын Куташ, по Куташе его сын Аллагул, по нем сын его Ку-зей, по нем Ишимов брат, а Ювашев меньшей сын Ебаргул, по нем сын его Бахмур. При нем было у них воздушное ви-дение, они видели на воздухе каменной город и в нем крылатых воинов, вооруженных копьями и саблями, готовящихся к сражению. И от того видения они научились делать копья и сабли и протчия воинския потребности.
И умножилось их более прежняго. По Бахмуре - Яхшимет хан; сей после владетелем был в Тузех, на ре-ке Таре; по нем Юрак хан, Бахмуров сын. Сей начал поблизости находящиеся улусы под свою власть покорять и дань на них накладывать, за которую брал всяким зверем, съестными припасами, сухими мясами и рыбами.
Потом сын его Мунчак был ханом, тот имел у себя 20 жен, и от тех жен у него детей мужеска и жен-ска полу пятьдесят человек.
По нем сын его Юзак, которого он весма изо всех детей любил; и сей Юзак всех своих предков долее жил, а братья его по смерти отца своего, с матерьми своими, разошлись по разным улусам со своими родственниками И при нем же во всех улусах начали пахать хлеб и сеяли овес, полбу, ячмень, что перешло к ним от Казачьи Орды, притом при-няли закон магометанской и грамоте обучились. До сего времени все роды сии чудь слыли, а от сего времени стали назы-ваться басурманы.
По смерти Юзака (или Юрака) остались два сына Мунчак и Онсом. Мунчак остался на Красном яру, а Онсом, утесняем от своего брата отошел со своими улусными до реки Иртыша и там уселися, стал сильным и бо-гатым ханом...
... Хан Чингиз... победил Иртышака хана сына Онова или Онсова, хана ишимского и обладал всею стра-ною Оною. <...> Егда же Чингиз пленил Иртышака, тогда дворецкий Чингин Мурат-бей Тайбугу царевича Иртышакова сына при себе вскормил...
... Егда Тайбуга показал заслуги верности хану Чингису и, по даровании от него вольности, пошел Тайбу-га со своим родом состроил город на Липовом яру по прозьбе жены своей, понеже ей на оной горе поглянулось то ме-сто. И назвали оной город Яшим тура, ныне там в близости находятся Бехтерские юрты» (И. Черепанов. Летопись Си-бирская - ркп сделать на Черепанова однообразные ссылки).
Таким образом, это, действительно, родословие - одного из небольших к тому времени татарских родов - татар Ишимских, возводивших свое «поколение» к знаменитому кераитскому Онг-хану. Статья же в «Истории Сибирской» есть связка лапидарных по стилю и устно-поэтических по воплощению преданий о пращурах Ишимских и Иртышских та-тар в русской «трансляции». См. выше, комментарий к этой же статье.
Исторический Он-хан - Тоорил-хан (Тогорил, Тунгрул, Тайрелл), хан кераитский, получивший у китайцев титул Ван-хан (Онг-хан, «государь страны»), старший современник Чингисхана. Его дед, хан кераитов - Маркуз, «его на-зывали [также] Буюрук-хан». Отец Онг-хана Курджакуз-Буюрук (Хурчахус-Буирух;. Сын известен под именем Сангуна (Сенгуна;), а внук - Тус-Бука (Тусаха). (Рашид-ад-дин. Сборник летописей. - Т. I, кн. 1. - М.; Л., 1952. - С. 126-135; То же. - Кн. 2. - С. 66, 70-72, 107-134; Монгольский обыденный сборник // Козин С.Л. Сокровенное сказание: Монгольская хро-ника 1240 г. - Т. 1. - М.; Л., 1941. - С. 98-142). У кераитов «были уважаемые государи из своих племен. В то время в их пределах они имели больше силы и могущества, чем другие племена. До них дошел призыв Иисуса - мир ему! - и они вступили в его веру» (Рашид-ад-дин. - Т. I, кн. 1 - С. 127). Именно с кераитами как христианами-несторианами, возможно связать средневековую западную легенду о «пресвитере Иоанне»(см.: Карамзин Н.М. История государства Российского. - Т. III. - Спб., 1818. - Примеч. 282 со ссылкой на Deguignes J. Histoire générale des Hans, des Turks, des Mogols, et des autres Tartares occidentaux. - Paris, 1756-1758. - T. I-IV; Бартольд В.В. О христианстве в Туркестане в домонгольский период // Записки РОИРАО. - Спб., 1894. - Т.8 - С. 28-29), известную русским как «Сказание об Индейском царстве» (Полевой Н. Предания в России о царе-священнике Иоанне // Московский телеграф. - 1825. - Май. - С. 96-105 и др.). Онг-хан погиб в 1203 г., по выражению Албугази, «в почтенной старости», от рук бывших своих союзников найманов, после поражения в битве с Чингисханом. Абулгази пересказывает легенду о том, что найманский хан, когда ему принесли голову Онг-хана, «велел вделать оную голову в серебро и поставить на своем собственном стуле[троне - Е.Д.-С., В.А.] лицом к дверям» (Абулгачи-Баядур-хан. Родословная история о татарах. - Т. I. - Спб., 1768. - С. 249. См. также: Рашид-ад-дин. - Т. I. Кн. 2. - С. 134). Подобные легенды связаны с особым культовым отношением к могущественным врагам или соперникам (ср. ле-генду руской летописи о печенежском князе и Святославе Игоревиче - Повесть Временных Лет. - Ч. 1. - М.; Л., 1950. - С. 53, 972 г.). Сын Онг-хана бежал из Монголии, через с. Ишик-балагасун (тангутское селение), жил разбоем и якобы был убит в Восточном Туркестане, его жена и сын (а, возможно, и дочь) были переданы Чингисхану. Дочь сына Он-хана - До-куз-хатун (Дугуз-хатун) была старшей женой Хулагу-хана, внука Чингисхана, который взял ее у отца своего Тулуя. Рашид-ад-дин подчеркивает ее особую приверженность христианству: «Хулагу-хан уважал ее волю и оказывал тем людям (хри-стианам - Е.Д.-С., В.А.) покровительство и благоволение до того, что во всех владениях построил церкви, а при ставке До-куз-хатун постоянно разбивал[походную] церковь и [в ней] били в било». Две племянницы Он-хана, тоже христианки, бы-ли старшими женами Джучи и Тулуя, сыновей Чингисхана. У Чингисхана в стане оказались и некоторые из эмиров Онг-хана в том числе Куй-Тимур - его старший эмир, перешедший на сторону Чингисхана, но уходивший от последнего (бро-сив все свое состояние) на поиски своего природного государя Сангуна, когда узнал, что тот «находится в стране киргизов и опять в тех районах усилился». По Рашид-ад-дину владения киргизов простирались от Селенги и Ангары «до пределов области Ибир-Сибир»( Рашид-ад-дин. - Т. I, кн. 1. - С. 133, 150). Куй-Тимур вполне бы подошел на роль «дворецкого Чин-гина Мурат-бея», который, по-Ремезову, Тайбугу-царевича Иртышакова сына при себе вскормил» (Черепанов И. - Тоболь-ский Музей, кп 12351. - С. 14).
Историю вражды Он-хана с Чингисханом (Ункана и Хингиса), изложив ее буквально в нескольких словах по польскому источнику, зафиксировал в своей «Скифской истории» (кон. 80-х-нач. 90-х гг. XVII в.) современник Ремезо-ва А. Лызлов. (Лызлов Андрей. Скифская история. - М., 1990. - С. 14, 449).