На главную страницу Темы рисунков Статьи Миниатюры Комментарии Указатели

Комментарий к статье 11 (15). И воgваша всg лhто...

царя Чингыза убиша,

По мнению Г.Ф. Миллера, «... это ошибка, происшедшая, кажется, от смешения древней истории с новой», скорее всего, Чингыз «был незначительный татарский князец или мурза, живший во времена Ермака со своими людьми в Чимге» (История Сибири. - Т. I. - С. 222). С.В. Бахрушин предполагает здесь простое «сочинительство» Ремезова. Поскольку источник Ремезова относится к так называемым «устным летописям», то предполагаем первоначально чисто смысловую ошибку (городок ? - «чингисов» ... «ханов»  хана Чингыза  царя Чингыза. - См. также комментарий к следующей статье). Указание на то, что бой за «Тюмень с уездом» был, имеется также в Описании Сибири Никифора Венюкова (Летописи сибирские. - С. 230), очень интересном источнике, пользовавшемся также какой-то из казачьих «устных летописей» (Дергачева-Скоп Е.И. Из истории литературы Урала и Сибири XVII века. - Свердловск, 1965. - С. 95, 99-102; Она же. Влияние фольклора на сибирскую литературу XVII-XVIII вв. Казачьи «устные летописи» // Очерки русской литературы Сибири. - Т. 1. - Новосибирск, 1982. - С. 41-43). Для Ремезова несомнено образ «хана Чингиза» убитого в Чинги-туре (ср. также статью 30[26]) не связывался с Чингиз-ханом Тюменским, который Иртышака - сына Онова «войною преодоле». В момент написания «Истории Сибирской» Ремезов уже обладал многими свидетельствами Девлет-мурзы из летописей и «историй» татарских; позже в своем родословии татарских ханов, помещенном в «Описании о Сибирских народах» он также отведет «хану Чингису тюменскому» вполне «историческое» место, как современнику Онг-хана. (Более внятно см. ниже, комментарий к этой же статье).