На главную страницу Темы рисунков Статьи Миниатюры Комментарии Указатели

Комментарий к статье 6 (10). Собрании вои в лhто 7086 ...

в лhто 7086 i 7 съ Ермаком ... раzбиша гоcuдарgвы казgнныg сuды ... И сълыша посланныхъ ^ царя с казнью,

Из всех известных повестей о походе Ермака в Сибирь датировки, близкой к указанной (1577-1579), придерживается Пустозерский летописец Забелинской редакции (ГИМ, Забел. ь 263. Вторая половина XVII в.). Он датирует события на Волге 1577-1580 гг. Строгановская летопись тоже сообщает, что о казаках "Ермака Тимофеева с товарыщи" они услышали в апреле 1579 г., а приход их в Чусовские городки отнесен к 28 июня 1579 г.
Документы сношений с Крымом и Ногайской ордой свидетельствуют о том, что на 1577-1581 гг. (исключая, может быть, 1579 г.) падает достаточное количество не только мелких, но и крупных набегов крымцев и ногаев и вполне возможны ответные выступления казаков. (см.: Новосельский А.А. Борьба Московского государства с татарами в XVII веке. - М.; Л., 1948. - С. 30-33, 431-432). В научной литературе принято считать, что события, описанные в начальных статьях "Истории Сибирской", происходили в 1581 году. Действительно, те же документы о сношениях с ногайскими князьями сохранили сведения об этих (но неверно датированных летописцами) или подобных (более поздних, чем описанные Ремезовской, Пустозерской и другими летописями) событиях на Волге и о посылке Иваном Грозным карательных экспедиций: "И мы на Волгу ... казаков не посылали, а воровали сами, без нашего ведома, и наших послов вместе с вашими переграбили, и прежде того они воровали, и мы их сыскав казнить велели ... А велели тех воров, волских и донских казаков, перевешати ... А для атаманов Ивана Кольца да Барбоши (см. комментарий к статье ЪЪ "Истории Сибирской") и для иных казаков послал государь в Казань и во все украинные городы, а велели тех волских атаманов казнити смертию. (Цит. по: Карамзин Н.М. История государства Российского. - Кн. 3. Т. IX. - М., 1845. - Прим. 663). Действительно, в документах сношений с Ногайской ордой за этот год, кроме Ивана Кольцо и Богдана Бурбоши (Брязги), упоминаются и другие будущие соратники Ермака - Никита Пан, Савва Болдыря. Ермак Тимофеевич заслужил свое имя не за один поход, и это несомненно. Народная молва прочно связала его имя не только с завоеванием Сибири, но прежде всего с его удальством на Волге, Каспийском море, "походами голытьбы" под Казань и Астрахань, его общением с Иваном Грозным. После смерти имя Ермака могло сохраняться в исторических песнях только благодаря серьезной славе при жизни (судя по записям исторических песен о событиях конца XVI - начала XVII в, сделанных для Ричарда Джеймса, таковые являлись серьезными публицистическими сочинениями, воспроизводящие не только дух времени, но и исторически точные детали - см.: Симони П.К. Великорусские песни, записанные в 1619-1620 гг. для Ричарда Джеймса на крайнем севере Московского царства. - СПБ., 1907). Поэтому само появление имен казаков в документах 1581 г. еще не означает, что похожих событий не было ранее, и что "призвание Ермака с товарыщи" в вотчины Строгановых могло состояться еще в 1579 году.
Вопрос о времени прихода Ермака в вотчины Строгановых не совсем рядовой, так как связан с датировкой "покорения им Сибири".
"Вам гораздо ведомо: лихих людей где нет? ... на лихо никто их не учит; а учинив какое нибудь лихо, они разъезжаются по своим землям" - правительство о казаках(Соловьев С.М. Сочинения в восемнадцати книгах. - Книга 6 : История России с древнейших времен. Тома 11-12. - М.: Мысль, 1991. - С. 671). "Шли мы Волгою из Казани в Астрахань, и как поравнялись с Иргызским устьем, пришел на нас в стругах князь Василий Мещерский да козак Личуга, путивлец, и взяли у нас судно царя Ямгурчея, я у них просил его назад, но они его мне не отдали и меня позорили" (Соловьев С.М. Там же. С. 671). "На Поле всегда всяких людей много из разных государств. И этих людей кому можно знать? Кто ограбит, тот имени своего не скажет. А нам гостей наших на Поле беречь нельзя, бережем и жалуем их в своих государствах". (Соловьев С.М. - Там же. - С. 671)
О казни 1581 года. Иван Грозный за срытый Сарайчик казнил кого-то из казачьих атаманов, видимо, не главных в Ермаковом войске. Это обычный политический трюк!
Сама конструкция Ремезовской "Истории Сибирской" не предусматривала подробного исторического описания событий, а скорее, лаконичный литературный рассказ о них (см. факсимильное воспроизведение рукописи в настоящем издании), но Ремезов достаточно точно передает дух опальных грамот Ивана Грозного. Статья не закончена. Это концепция не только датировки начала похода, но и сбора казаков, присоединения разных станиц в ватагу Ермака, государственный, хотя и вольный принцип отношения Ивана Грозного и казаков, обязательное их предварительное поселение на Урале (кого-то из них), или всех с возможностью будоражить ногаев, вплоть до захвата Сарайчика. Посещение Ермаком Ивана Грозного (есть соответствующая песня... Если не выйдет все вместе, то надо найти возможность разбить на несколько статей). Сюжет отношения Иван Грозный- казаки - ногаи и пр. повторяющийся. "Голая рать".